Поветкин поделился планами


PovetkinЧемпион WBC Silver в супертяжёлом весе Александр Поветкин, являющийся официальным претендентом на титул чемпиона мира WBC, в интервью «Чемпионату» подвёл итоги уходящего года, обозначив планы на 2016-й, в котором ему предстоит оспорить звание сильнейшего на планете по одной из самых престижных версий.

— Александр, после вашего боя с Мариушем Вахом прошло почти два месяца, чем сейчас занимаетесь, в каком режиме проходят ваши тренировки?
— Начал тренироваться, поддерживать физическую форму. Бегаю, прыгаю, таскаю железки, езжу на соревнования, общаюсь с детьми. Был в Волгограде, в Белгороде, в Курской области. Практически каждые выходные куда-то уезжаю. Сейчас поеду в Нижний Новгород, а потом полечу в Ханты-Мансийск, после этого посещу турнир по боксу в Питере. Пока есть возможность, общаюсь с детьми.

— Время между поединками наверняка самое счастливое в вашей семье, поскольку вы чаще бываете дома.
— Как я отсутствовал, так и продолжаю отсутствовать с постоянными переездами (улыбается). Конечно, стараюсь уделять жене и дочке больше внимания, но получается мало. К дочке впервые за четыре-пять лет приехал на день рождения, подарил ей электронные часы, адаптированные к телефону. Она очень счастлива, как и я, потому что дети — это самое главное в жизни.

— Как вы относитесь к гаджетам? Знаете, что такое Whatsapp и Apple watch?
— Я знаю, что такое Whatsapp, а что такое Timewatch?

— Ну эти самые часы, которые вы подарили дочери.
— Правда? Я даже не знал, как они называются. Посоветовали, я и подарил.

— На чём строится воспитание в вашей семье? Предпочитаете книги или Интернет?
— Я считаю, Интернет детям вообще не нужен. Там грязи очень много. У меня дочка там практически не сидит. Она выращивает цветы, любит готовить. Недавно испекла торт. Объедение! Она занимается спортом, фехтованием. Это воспитывает, учит уважению к старшим, любить Родину и быть человеком.

— Вы замечаете за собой прогресс за последние два года?
— Да. Я сам чувствую, что построение тренировочного процесса стало лучше. Я иду на тренировку с радостью, а не чтобы побыстрее закончить да пойти в душ. Понимание между тренером и учеником должно быть. Со мной работали отличные тренеры — Валерий Иванович Белов, Тедди Атлас, Костя Цзю. Они все мастера, которые всё знают и умеют. Мне хотелось диалога с ними, показать, что я тоже что-то знаю и чтобы ко мне прислушивались. Но такого я не получал. А с Ваней (Кирпой) мы всегда разговариваем, советуемся. Если он не согласен, то доказывает, почему я не прав.

— Со временем ваши дружеские отношения не портятся?
— Нет проблем, когда твой друг — тренер. Когда мы начинаем работать, мы знаем, для чего это нужно. Мы можем вместе посмеяться, сходить пообедать, посмотреть кино, но на тренировке он — тренер, а я — ученик. Тут не место для шуток и разговорах о девочках. Мы настроены только на работу.

— Во многих боксёрских залах во время тренировок играет музыка. Что звучит в вашем зале?
— Музыка у нас играет, когда мы разминаемся. В основном русские военные и патриотические песни.

— Откуда у вас пошла такая выраженная русская направленность?
— Земля русская привила. Я русским родился и впитал это с молоком матери. Я всегда интересовался историей своей родины. Следил не только за боями Тайсона и Холифилда, но и за нашей сборной. Любовь к спорту мне привил отец. Он всегда говорил, что мужчина должен быть воином, способным постоять за себя, свою девушку, родину и семью. А сейчас такие ребята попадаются, что девушки за них стоят. Я не понимаю, почему если ты заявляешь о том, что ты русский, тебя считают фашистом или националистом, а если это делает человек другой нации, то это нормально? Про меня много раз писали по этому поводу ерунду.

— Помнится, вам даже хотели сменить спортивный имидж, когда вы находились на контракте у Sauerland.
— Было дело. В Германии предложили поменять прозвище: вместо Русского Витязя — Белый Лев. Я даже фотографировался со львёнком. Со своим нынешним мировоззрением я бы даже таких разговоров не допустил.

— Вам часто снятся страшные сны?
— Не замечал. Я всегда засыпаю и сплю нормально. С этим нет проблем.

— Кардинально ли отличается режим сна во время подготовки и вне её?
— И между боями и во время подготовки я стараюсь ложиться в 12 часов. Мои бои проходят поздно, поэтому стараюсь привыкать. А вот после 12 мне уже хочется спать. На всех мероприятиях я веду здоровый образ жизни, вообще не пью и тяжело находиться до конца мероприятия, когда все уже сильно выпивши. Я начинаю спорить, ругаться.

— Когда вы последний раз употребляли?
— Лет пять назад.

— У вас был строгий отец?
— Достаточно строгий. Он был сильный, честный человек, всегда говорил, где бы ты ни был, будь справедлив, поступай по чести и по совести.

— Ваш спортивный союз с Костей Цзю начался также неожиданно, как и закончился. Почему так произошло?
— С Костей Цзю у меня так и не получилось пообщаться, но я считаю, что наше сотрудничество не продлилось, потому что все были против. Может, из-за того, что у него бой Лебедева с Гильермо Джонсом не получился. Я пытался с ним созвониться, но так и не получилось. Моя ошибка, что к бою с Кличко я поддался на уговоры тренироваться с американцами.

— А что они делали не так?
— Всё. Было много суеты и ненужных вещей, не было понимания, мы общались через переводчика. Конечно, надо было готовиться с Костей. Он хороший тренер. У каждого человека есть свои нюансы, поэтому он не сошёлся с промоутером и со многими другими.

— Что не получилось у Владимира Кличко в бою с Тайсоном Фьюри?
— Трудно сказать. В принципе у него ничего не получилось. Фьюри — духовитый парень, физически сильный и высокий. Почему не получилось, надо спрашивать у Владимира. Он должен был знать, что многие его фишки не получится сделать с Фьюри. Это два хороших боксёра. Следующий бой покажет, какие выводы сделал Владимир.

— Можете дать оценку своему потенциальному сопернику Деонтею Уайлдеру?
— Боец сильный, серьёзный, с хорошим ударом. Можно говорить что угодно, но нужно готовиться, стараться и как можно лучше провести этот бой. Мы с Андреем Рябинским поедем на его поединок, который должен состояться 16 января и после этого начнутся переговоры о дате нашего боя.

— Насколько серьёзен соперник?
— Очень серьёзен, иначе он не был бы чемпионом мира. Он высокий и сильный парень.

— Можно ли его поставить в один ряд с Владимиром Кличко?
— Владимир Кличко — это легенда. Он 11 лет отстаивал свой пояс. Если этот молодой парень пройдёт такой путь, то его можно будет ставить на этот уровень. Пока я считаю, что Владимир Кличко — номер один.

— Пока неизвестно, где пройдёт этот поединок. Вы бы предпочли провести его на родине или за океаном?
— Мне в России даже тяжелее боксировать. Ответственность дома давит. Я не знаю, где состоится бой, но готов поехать в Америку.

— Уайлдер будет драться с поляком Артуром Шпилькой. Насколько это серьёзный соперник или это будет проходной бой?
— Не думаю, что на таком уровне возможен проходной бой. Каждый боец может решить всё одним ударом. это тяжёлый вес. Не думаю, что это слабый боец, а как пройдёт бой, покажет время.

— Сколько времени займёт ваша подготовка к бою с Деонтеем Уайлдером?
— В любом случае месяца три.

— Как вы относитесь к тому, что Вах был под допингом в поединке с вами?
— Я считаю, что надо быть так готовым, чтобы сопернику никакой допинг не помог. Конечно, препараты могут добавлять силу и уверенность в себе. Вах говорил даже, что я что-то употребляю, а мы хохотали. Он нарушил правила, и сейчас будет держать ответ. Можно понять его, потому что я стал выносливее, но у меня изменился режим всей жизни. Я вовремя ложусь спать, питаюсь, как мне говорят, почти не ем мучного, убрал прослойку жировой ткани и физически за счёт новых упражнений стал сильнее. Когда я тренировался с Тедди Атласом, говорил ему, что хочу ещё поспарринговать, а он отвечал в духе: «Ты что, тренер? Тренируйся тогда сам». Я уважаю этого сильного человека, но у него есть своя правда, и другой правды он слышать не хочет, а с Ваней Кирпой мы занимаемся серьёзными физическими нагрузками, ездим в горы, прыгаем, бросаем мешок и тяжести.

— В своё время вы неохотно воспринимали подготовку за границей. Сейчас, когда бой с Уайлдером может пройти в Штатах, эта поездка будет неминуема.
— Честно сказать, я нормально к этому отношусь. Если надо будет, поедем. Я был в Америке, готовился там не один раз, находился там по два-три месяца, но в России мне нравится больше. Каждому своё. Если бой состоится там, то поедем туда готовиться, проблем нет. Некоторые ребята если два раза в год проводят бои, находятся в Америке по полгода, а я не хочу там находиться так долго. Мне хорошо тренироваться здесь, где тоже есть все условия. В Америке давно профессиональный бокс, там всё давно отработано, но тренеры у нас не хуже. Одна и та же конфетка, просто завёрнута в разные обложки. А мы обложки делать ещё не научились, но постепенно научимся, и мнение скоро поменяется.

 — Мировоззрение меняется и формируется всю жизнь. Что повлияло на ваше становление, на ваш нынешний уклад, с которым вы следуете по жизни?
— Потеря отца. Когда его не стало, вспомнил все его напутствия о поведении, здоровом образе жизни. С того момента я поменялся очень сильно внутренне.

— Что-то ещё?
—Раньше я не любил читать, а сейчас читаю много исторической литературы. Мне дали почитать Владимира Михайловича Бехтерева «Гипноз. Внушение. Телепатия». Это золотая библиотека российской медицины. Много есть интересных вещей, которые стоит знать. Почему-то у многих сложился стереотип, что все боксёры недалёкие дурачки. Но ведь это не так. Смотришь, к примеру, на Николая Валуева и видишь хорошего образованного человека с сильно развитым интеллектом. У нас в команде были ребята Евгений Бондаренко, Саша Малетин, Александр Лебзяк. Много можно назвать нормальных адекватных ребят. В семье, конечно, не без урода, но ничего плохого нет в том, чтобы отдавать детей в единоборства. Русский мужчина должен быть сильным и надо менять стереотип 90-х о том, что русские все пьяницы. Не правда, что мы всю жизнь пили. При царской России по выпитому литру на душу населения мы шли на последних местах. Когда говорят, что русские всю жизнь пили, я отвечаю: «Кто вам сказал? Вам что делать нечего? Иди занимайся, воспитывай детей, тренируйся, делай какие-то вещи на благо семьи и родины.

— В Чехове хватает тех, кто предпочитает горькую здоровому образу жизни?
— Таких людей везде полно. Ему говоришь дело, а он не воспринимает, находится в своём непонятном мирке.

— Проводите профилактические беседы при случае?
— Бывает. Тут недавно случай был. Ходит парень утром, я уже с зарядки чешу, а он весь трясётся с опухшими глазами. Молодой парень, говорю: „Ты с ума сошёл, что ты делаешь?“ А он отвечает: „Работы нет, вот и остаётся бухать“. Это всё отговорки. Человек, который так решает проблемы, слаб.

— Как вы относитесь к категории людей, которые живут по понятиям?
— Везде есть нормальные адекватные люди. Некоторые говорят, что живут по понятиям, а этому не соответствуют. Надо к людям относиться по их способности вести дела, относиться к людям, как они живут и что делают.

— Вы думали о возможной политической карьере?
— Не думаю. Для родины я больше приношу пользы в другой области. Мы открываем спортзалы для детей в деревнях, где молодёжи, кроме как попьянствовать, нечем заняться. Открыли зал в Курской области. Там глава казачества Александр Верёвкин начал мужчин вытягивать в спортзал. Они перестали пьянствовать, а их жёны не знали, как его благодарить, и несли подарки. Приятно, что это хорошее дело даёт результаты. Можно и так помогать стране. Надо прежде всего навести порядок у себя самого. Вести здоровый образ жизни, быть честным, и пусть на тебя равняются дети.

— Вы много говорите о детях. Планируете прибавление в семействе?
— Конечно. Хотел бы иметь минимум троих детей. Конечно, хочется и мальчика, продолжателя рода.

— Насколько у вас тесная связь с братом Владимиром?
— Я возглавил федерацию бокса Курской области после того, как умер отец. Вова — мой зам, и он ведёт всю текущую работу, занимается боксом, детьми. Перед крайним боем умер мой первый тренер Александр Иванович Рагозин. Он любил детей, любил бокс. Он, как и Валерий Иванович Белов, Александр Васильевич Зимин, — яркий представитель старой гвардии. Это люди, которые любят своё дело, поэтому он и умер на работе, во время чемпионата ЦФО по боксу. Хотя я несколько раз просил его проверить здоровье, но ему всё время было некогда. Его не стало за две недели до боя. Я одним днём съездил на похороны и вернулся на сбор.

— Психологически вам тяжело было?
— Конечно, жалко Александра Ивановича. Но потом старался отогнать мысли подготовкой. Это жизнь, все мы будем там.

— Что вам помогает отключаться от всего в момент подготовки?
— Я бы не сказал, что от всего отключаюсь. Просто стараюсь поменьше со всеми общаться, только с близкими людьми. Отключаю все телефоны. Много людей, которым я не нравлюсь. Они начинают высказывать своё мнение, которое мне не нравится. Меня подбешивает, что какие-то идиоты что-тот баламутят. Хотите что-то сказать — придите и скажите. Поэтому я в компьютере нигде не сижу.

— Ваш товарищ Фёдор Емельяненко 31 декабря будет проводить поединок в Японии. Как относитесь к его возвращению?
— Будет очень интересно посмотреть на Федю. Я очень к нему тепло отношусь. Он великий воин и если решился на такой поступок, то подойдёт к бою в отличной форме и покажет красивый и зрелищный поединок и выйдет из него победителем.

— Зачем Рою Джонсу был нужен поединок с Макаринелли? Способен ли он был ему противостоять в данной физической форме и в возрасте 46 лет?
— Рой Джонс — хороший парень, был отличным бойцом, но нокаутов у него было немало. Его уже пробили, и его не стоило ставить с таким бьющим соперником, как Макаринелли.

— Вспомните какую-нибудь интересную историю из тренировочного процесса.
— У нас тренировочный процесс такой, что смеяться не приходится. Мы спаррингуем по 10-12 раундов с двумя-тремя разными спарринг-партнёрами. А если вспомнить что-то, то вот: выхожу я после спарринга еле живой, и мне Ваня с Андреем Козловым говорят, что надо физику поделать — три-четыре подхода с прыжками и отжиманиями с хлопками. У меня сразу мысль: „Вы что, с ума сошли?“ А они моему помощнику: „Игорь, иди договаривайся с ним“. Как бы я зубами ни скрипел, а делал это. В общем, кто в теме, тот поймёт (смеётся). Физически мои кондиции сейчас отличные. Есть моменты, которые нужно добавить по тактической и технической части. Мы их обсудили после боя с Вахом, обменялись с Иваном мнениями, разобрали бой, теперь будем исправлять ошибки.

— Насколько вам близка ваша команда? Расскажите о каждом её участнике.
— Брат Владимир со мной с детства. Мы с рождения знаем друг друга. У нас тёплые отношения. Он настраивает и даёт энергию. С тренером Иваном Кирпой мы нашли общий язык быстро. Я попросил, чтобы он приехал, пообщался, попробовал потренироваться. Ему про меня рассказывали, что я сложный человек, что со мной тяжело работать. Я спрашиваю, а кто рассказывал? Выяснилось, что эти люди никогда со мной не тренировались. Я всегда выполнял то, что мне говорили. Мог задать вопрос, но всё выполнял. Ване я тоже высказал своё мнение и сказал: „Я буду прислушиваться и выполнять, но не будет такого, чтобы ты сел на меня сверху и свесил ножки. Я буду высказывать своё мнение“. По тренировочному процессу мы сошлись в разных моментах. Он отвечал на все мои вопросы. Мы дополняем друг друга, и меня радует, что я устаю сильно физически, но не устаю морально. Когда же готовился к Владимиру Кличко, меня морально уничтожили. Думал, как я замучился заниматься этой ерундой, когда же будет бой. Игорь Нестеров — мой друг. Мы давно вместе тренируемся. Он помощник тренера, который помогает меня убеждать. Команда у нас дружная. Я вспоминаю нашу любительскую олимпийскую команду-2004. У нас был невероятно сплочённый коллектив, поэтому мы выиграли чемпионаты Европы — 2002, 2004 и хорошо выступили в Афинах. Когда команда дружная, то и всё получается. Александр Геннадьевич Парамонов — краповый берет, наш тренер по ударной части. Он разработал свою методику для увеличения мощи удара и его быстроты. Я это уже ощутил. Руки я держу всё время высоко, они не падают и настроены на работу. Он вносит много интересного, весёлого и любит шутить и петь песенки, вносит в команду позитив.

— Будет ли у вас пауза в тренировочном процессе на Новый год?
— Трудно сказать. Максимум дня три будет пауза, и то в это время можно делать лёгкие пробежки. Когда ведёшь здоровый образ жизни, оказывается, и в праздники есть много времени, чтобы что-то сделать. Валяться просто так на диване не хочется.

— Что поднимаете в Новый год в бокале?
— Компот или воду. „Колу“ и „Спрайт“ тоже не пью.

— Какой компот любите?
— Клубничный.

— Кто его готовит?
— По-разному. Мама, бабушки, жена.

— Что ещё у вас бывает на новогоднем столе?
— Этим занимается жена. Она умеет готовить, а я далёкий от этого человек.

— Что пожелаете болельщикам в преддверии Нового года?
— Здоровья, добра. Будьте добрее друг к другу, сплочённее, отдавайте детей в спорт и сами ведите здоровый образ жизни, потому что ребёнку нельзя рассказывать, что плохо пить и курить, если сам это делаешь. Он всё равно будет равняться на своих родителей. Только своим примером мы можем показать детям, как себя вести.

Источник: «Чемпионат»


Поделись с друзьями:↑ Наверх ↑



Декабрь 26, 2015 в 13:06



13 Комментарий

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *



↑ Наверх ↑